Rose debug info
---------------

Татьяна Семёновна Рудиченко

Этот человек для меня много значил.
Глупо писать регалии и достижения, все это есть в Википедии, хочется расказать о человеке которого я знал.
С Татьяной Семеновной я познакомился в 2007 году, на фестивале «Камышинка» который проходил в станице Берёзовской Волгоградской области. Мы ехали туда втроём с Мишей Масловским и Таней Бодуновой на моём стареньком Пассате буквально продираясь сквозь степи и пески, поскольку решили срезать дорогу по грунтовке между областями. Камышинка к тому времени уже превратилась из фестиваля в летний лагерь с мастер-классами где преподавали все гуру казачьего фольклора. С большей их частью мы были так или иначе знакомы, а вот имя Татьяны Семеновны в списке преподавателей было неожиданно и после недолгих обсуждений и мы все записались в ее группу. В ту пору мы еще были участниками клуба «Белый камень», изучали как и многие Верхний Дон. Про Татьяну Семеновну мы знали только то, что она специализируется по Нижнему Дону и повторила экспедиционный путь А. М. Листопадова. Собственно именно это породило некоторые сомнения, мол зачем нам низовые песни, мы же Верх поём. Так или иначе, но в итоге все поддержали мое предложение, о чем конечно же никто потом не пожалел.

Наше финальное выступление в Березовской. Татьяна Семёновна комментирует песни.
Хитом нашей программы была женская песня «Озера озеры». Пели только девочки. Это было настолько женственно, что весь без исключения мужской состав на репетициях млел и требовал повторения.

Но заочное знакомство началось еще раньше.
Мой друг Саша Гугуев из Ростова на Дону, казак станицы Ермаковской просил меня найти телефон Татьяны Семеновны. В те годы мы очень активно искали возможности продвижения казачьей культуры везде где только это можно. У Саши успешно процветал магазин казачьей атрибутики в Волгограде, деньги были и появилась идея переиздать пятитомник А.М. Листопадова «Песни донских казаков». Саша не долго думая созвонился с Татьяной Семеновной, заявился к ней в Ростовскую консерваторию и сходу начал убеждать в необходимости переиздания. У ТС (так мы ее звали меж собой) на это были свои весьма серьезные возражения. Но посвящать какого-то залетного пассионария во все тонкости она совсем не торопилась. Уж кто-кто, а она таких повидала немало. Уже устав от Сашиного напора Татьяна Семеновна поинтересовалась кто он вообще такой. Услышав фамилию Гугуев, начались уточнения. Откуда, знает-ли он такого-то и такого-то, и кем ему приходится такая-то. Оказалось, что Татьяна Семеновна записала в экспедициях почти всех поющих родственников Саши. Это конечно в корне поменяло ситуацию. Листопадова правда мы в итоге не переиздали, у ТС был свой план с исправлениями и комментариями, которому к сожалению так и не пришлось увидеть свет, но наше общение на этом не закончилось. Саша со своим партнером приехали в Березовскую, все мы наконец полностью развиртуализировались и так началась наша многолетняя дружба. Уже зимой мы установили ей домой мощный компьютер с большой дисковой системой аж на целый терабайт и продвинутой аудиокартой. По тем временам терабайт, это было очень много. Саша собрал деньги, я в Москве купил компьютер и привез в Ростов на Дону как раз на день рождения Татьяны Семеновны. О том, что у нее день рождения мы узнали только в квартире после установки всего хозяйства. Праздновала она очень скромно. Мы с Сашей и Татьяна Семёновна со своей аспиранткой то-ли из Перу, то-ли из Чили. Торт, чай и казачьи песни.
Позже мы докупили такую же аудиокарту в Ростовскую консерваторию для оцифровки.
Надо сказать, что Татьяна Семеновна была не просто ученым изучающим донских казаков, она сама была природной донской казачкой и поэтому интерес к донским казакам был не только научным. Её дед по фамилии Сухомлинов незадолго до того, как красные заняли Таганрог купил у священника метрики некоего мещанина Рудиченко. Таким образом семье удалось избежать расказачивания. От детей этот факт скрывался, все выяснилось уже в наше время.
Помню, как она нам жаловалась на то, что несмотря на огромное количество научных публикаций по донским казакам, качество в основной массе, мягко говоря, хромает. Все потому, что все справляют в донских казаках нужду. Имея ввиду, что публикации сделаны для галочки, для количества, а всерьез никто так и не занимался. Это ее выражение конечно у нас стало крылатым. Еще одно крылатое её выражение появилось после какой-то конференции, когда она раскритиковала ансамбль Дмитрия Морозова который спел несколько казачьих песен перед началом. По её мнению ребятам не хватило немного мужественности. Переплыви сначала Дон!!! (а потом пой).
Часто в разговоре потом кто-то уточнял, — это та, которая переплыви Дон?
Доставалось не только Морозову, я и Саша тоже попадали под её критику. Ругала нас всегда, что мы балбесы никак не получим высшее образование. Меня ругала за то, что я на выступление надел карпетки с чириками.
— Что это такое? На праздник в таком затрапезном виде?
Отношение было родственное. Это самое важное. Мы были для неё своими.
Татьяна Семеновна сама прекрасно пела, в молодости у нее был казачий ансамбль «Лествица», о котором как-то мало известно в столицах, а жаль. Записи его есть и я постараюсь их найти и выложить.

Фольклорный ансамбль Татьяны Рудиченко «Лествица»

Она для нас всегда была последней инстанцией в ходе любых споров и вопросов.
Будь то вопросы к фестивалю «Шермиции» или к новому фильму «Тихий Дон». Авторитет ее для нас был и остается огромнейший. Когда наконец вышла ее книга Донская казачья песня в историческом развитии мы поняли, что мы вот так запросто познакомились с человеком, чье имя навсегда останется в истории. Книгу читали по два раза.

Мое несостоявшееся с ней интервью для «Люди Ф», конечно самая большая печаль. Хотя идея возникла еще задолго до того, как мы начали снимать проект и конечно это была первая из кандидатур когда «Люди Ф» начали. Оставалось только доехать до Ростова на Дону. Не случилось.

Интервью Олегу Гапонову о фестивале «Шермиции» Часть первая.
Интервью Олегу Гапонову о фестивале «Шермиции» Часть вторая.
Интервью Саше Гугуеву о фильме «Тихий Дон» режиссера Урсуляка С.В.

Конечно, видеться часто не получалось. Особенно мне. Татьяна Семеновна с большой неохотой выезжала на мастер-классы типа Камышинки, а с переходом на удаленку предпочитала выступать на конференцих в Zoom.
Очень ценила свое время. Своих детей у нее не было и всё свое свободное время она посвящала науке и ученикам. Исключением были только племянник и его дети.
Тем не менее, зная о нашей дружбе меня всегда в качестве переговорщика посылало начальство к ней с предложением поучаствовать в каком-нибудь нашем проекте.
Каждый год у меня была традиция поздравлять ее с днем рождения и Татьяниным днём. В последний раз, когда я ей позвонил это было уже после смерти моей мамы, которая тоже была Татьяна. Надо сказать, что она странно отреагировала на новость о её смерти. Промолчала. Возможно, она уже знала о своей болезни.
Господь забирает лучших.

Поделиться
Отправить
Запинить
 1375   3 мес   казаки   фольклор